Пиркова Дора Товьевна «Под угрозой исчезновения»

ФОТО: ПИРКОВА Дора Товьевна, общественная организация «Крымское общество крымчаков «Кърымчахлар»; ГЕНДИН Анатолий Исаакович, проект ОО «Региональная национально-культурная автономия евреев Республики Крым»; МЕРЕСИДИ Алексей Валентинович, руководитель РОО «Караимская община Крыма»

Пиркова Дора Товьевна
общественная организация «Крымское общество крымчаков «Кърымчахлар»

 

Я представляю самый малочисленный древний народ Крыма — крымчаков. На сегодняшний день нас всего 220 человек. Это было на день переписи в 2014 году. Но нас уже меньше: люди все уходят и  уходят. За это время мы потеряли человек 10 нашего народа, который, к сожалению, уменьшается, а не увеличивается, и потому это черта, за которой уже восстановления и возрождения народа уже не существует. Хотя мы всеми силами стараемся  и пытаемся сохранить свой народ, свою культуру, традиции. Сегодня неоднократно говорили о нашем музее — у нас замечательный музей, созданный в 2004 году. В 2009 году нам присвоили звание народного музея. А сегодня у нас трагическая дата — ушел из жизни Ачкинази Игорь Веньяминович, ученый-востоковед, который всю свою короткую жизнь, 54 года, занимался историей, традицией и культурой нашего народа. На сегодняшний день у нас нет ни одного историка, ни одного ученого, выдающегося человека, который бы занимался бы нами с научной точки зрения.

Мы пытаемся что-то делать, издаем книги, в которых описывается вся наша культура, история, создаем фильмы — их у нас уже семь. Опять же возвращаясь к музею, в котором созданы экспонаты и документальные материалы об истории нашего народа, но, к сожалению, показывать и демонстрировать это все некому. Потому что в 90-е годы очень многие уехали — репатриировались в Израиль, разъехались по всему миру. 80% нашего народа было уничтожено во время войны, и, перейдя в Россию, мы не ощущаем какой-либо большой поддержки со стороны государства. На сегодняшний день мы не получаем ни копейки финансирования от государства. При Украине у нас была своя государственная программа с караимами, отдельная от всех национальных культур. Хоть какие-то копейки и Киев, и Крым, и Госкомнац нам давали — на издание книг, на создание фильмов. Мы чувствовали, что мы можем что-то сделать. Сейчас нас лишили даже этого. Мы обращались к властям Крыма. К Владимиру Владимировичу Путину я лично обращалась на встрече 17 августа. Мы говорили о том, что когда делали Конституцию Крыма, мы вносили предложение о том, чтобы нам поддержали статус коренного народа Крыма. Пока что вопрос решается, и сегодня я услышала, что он действительно решается. Это приятно, потому что наш народ всю жизнь прожил в нищете. Старые люди живут в ужасных условиях. Как получали еще довоенные хибары, которые оставались после татар, которых депортировали — так наши крымчаки в этих условиях живут до сих пор, не имея ни воды, ни санузлов,  ни газа. У нас нет квот ни на поступление в вузы, никаких социальных льгот и никакой поддержки. Как, в советское время считали, что вы погибли, вас нет, и что вы хотите? Не разрешали разговаривать на своем языке — мы его утеряли. Нам не разрешали справлять свои традиции и обряды, у нас даже нет молитвенного дома, который закрыли в 1930 году. И мы уже не просим его возвратить нам, но сделать хотя бы памятником архитектуры, так как это уникальное здание, на котором висит мемориальная доска, что это был наш молельный дом, и куда мы пытаемся водить туристов. Все это продолжается до сих пор, а утеря одного этноса — это большая потеря для государства. Нас пора уже заносить в Красную книгу или в Книгу рекордов Гиннесса. Моя просьба донести это до вышестоящих инстанций, что есть такой народ, о котором мало знают в России, и чтобы нам уделяли как можно больше внимания и поддержки.